/ / Общественно-политические
17.11.2021

Заместитель Министра экономики Татьяна Бранцевич – о зеленой повестке и приоритетах развития

Для повышения конкурентоспособности экономике необходимо держать руку на пульсе экологических трендов. О реализуемых в Беларуси подходах в этой области, позиции по снижению выбросов парниковых газов и влиянию этих мероприятий на экономику страны рассказала заместитель Министра экономики Татьяна Бранцевич.

Экология, лампа

– Татьяна Викторовна, какое место в государственной экономической политике занимают вопросы повышения энергоэффективности?

– В настоящее время успешно выполнены четыре государственные программы по энергосбережению, реализуется пятая. Эти системные документы охватывают целый ряд вопросов. Во-первых, разумеется, рациональное использование топливно-энергетических ресурсов (ТЭР). Во-вторых, техническое переоснащение производств, внедрение современного оборудования и материалов. И, конечно же, повышение эффективности технологических процессов на каждом этапе изготовления продукции.

В 2015-м удельный вес затрат организаций на топливо, тепло и электричество в общих издержках на производство в целом по стране составлял 11,4 процента, а по итогам прошлого года – 9,9 процента. За этими 1,5 процентного пункта кроются сотни миллионов рублей, сэкономленных и рационально использованных на цели развития экономики. По итогам прошлой пятилетки реальные доходы населения выросли на 14,6 процента, и немалая часть заработанной прибавки получается из такой бережливости.

– Каким образом в текущей пятилетке будет увязан в единое целое потенциал науки, промышленности и энергетики?

– Энергетика является особой инфраструктурной отраслью, системно ориентированной на потребителя. Как следствие, ее развитие никогда не рассматривалось в отрыве от существующего научно-технического и промышленного потенциала, задач повышения конкурентоспособности экономики в целом. В первую очередь стратегической целью является повышение энергетической безопасности страны за счет снижения зависимости от углеводородов. И, безусловно, запуск БелАЭС и ее выход на полную мощность этому поспособствует. Разумеется, подобный «энергетический переход» должен основываться на насущных потребностях экономики, обеспечивать максимальную отдачу от вложенных инвестиций, полноценно удовлетворять существующий в реальном секторе спрос на энергоресурсы и максимально учитывать актуальные вопросы экологии. Преимущества такого подхода будут ощутимы как для отдельных отраслей, так и для экономики в целом.

Мы планируем, опираясь на собственное сырье, энергию, производственные мощности и научный потенциал, повышать эффективность рационального импортозамещения, делая ставку на производство товаров с характеристиками лучше импортных. Такая продукция будет увеличивать долю продаж белорусских производителей внутри страны, завоевывать внешние рынки. И получаемая прибыль станет источником средств для дальнейшего развития отечественных предприятий и устойчивого роста благосостояния их работников. Один из таких принципиально новых высокотехнологичных продуктов появится благодаря реализации «проекта будущего» – «Национальный электротранспорт». За ним в перспективе не только производство электромобилей, но и масштабный мультипликативный эффект для инновационного развития других отраслей – металлургии, электротехники, робототехники, IT и других, а также соответствующей инфраструктуры. Именно в таких проектах наиболее качественно и предметно увязаны потенциалы энергетики, промышленности и науки. Наша общая задача в текущей пятилетке как раз и заключается в том, чтобы подобных инновационных идей было реализовано как можно больше.

– Какое значение в национальной экономике отводится возобновляемым источникам энергии? Особенно на фоне кризиса в Европе, в которой сделали акцент на использование солнца и ветра, но сейчас испытывают жестокий дефицит энергии?

– На текущую пятилетку программные документы предусматривают увеличение доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в валовом потреблении ТЭР до 7–8 процентов. Сейчас, по итогам восьми месяцев, это значение составляет 6,7 процента. То есть уже сегодня можно говорить, что цель 2025 года почти достигнута. Если говорить о долгосрочном горизонте планирования, то Национальная стратегия устойчивого развития и Концепция энергетической безопасности ставят целью увеличение доли возобновляемых источников энергии до 9 процентов к 2035-му.

Беларусь не стремится активно подхватить «климатический хайп». Куда продуктивнее постепенно повышать эффективность энергетической отрасли, используя собственные преимущества, в том числе за счет использования местных видов топлива. Поэтому мы развиваем сегмент ВИЭ, взвешенно и всесторонне оценивая весь комплекс существующих организационных рисков и выгод. Резкий скачок цен на энергоресурсы в текущем году убедительно доказал всем, что надежное функционирование энергосистем с высокой долей генерации на основе возобновляемых источников энергии требует балансировки дополнительными мощностями традиционных источников. И еще важно сделать правильные выводы из последствий реализованных решений наших стран-соседей и выстроить работу энергетической отрасли структурно сбалансированно и организационно верно.

– Разрабатывает ли Беларусь национальную стратегию по достижению углеродной нейтральности экономики? Есть ли площадка для выработки консолидированных решений по этой тематике на уровне Союзного государства Беларуси и России и Евразийского экономического союза?

– Разумеется, Беларусь старается находиться в тренде глобальной климатической повестки. Наша дорожная карта – это План мероприятий по реализации Парижского соглашения. В его рамках разрабатывается Стратегия долгосрочного развития Беларуси с низким уровнем парниковых газов до 2050 года. Документ должен охватить ключевые отрасли экономики: промышленность, строительство, ЖКХ, транспорт. Но это, как видите, долгосрочная перспектива.

Что касается горизонта текущей пятилетки, разработан проект Национального плана действий по развитию зеленой экономики в Беларуси. Там детально описаны направления работы по смягчению последствий изменения климата и адаптации к ним. Но мы реалисты и понимаем, что системный процесс перехода к новому технологическому укладу декарбонизированной экономики затруднительно реализовать силами одной страны. Эффективное продвижение по этому пути требует реальной кооперации, объединения усилий, наработок, ресурсов, поскольку речь идет о достаточно сложных и капиталоемких процессах.

Большое подспорье нам оказывает общение с коллегами на площадке Евразийской экономической комиссии по климатической повестке. В частности, эти вопросы стали одними из центральных на октябрьском заседании Высшего Евразийского экономического совета, будут подниматься на Евразийском межправительственном совете 18–19 ноября этого года в Ереване. На уровне экспертов конкретные предложения по сближению позиций государств-членов разрабатывает специальная рабочая Группа высокого уровня. На текущий момент обсуждены направления первого пакета мероприятий дорожной карты ЕАЭС в рамках климатической повестки. Достигнута договоренность по обмену опытом в области внедрения зеленых технологий. Активный диалог по климатической повестке развивается и на площадках Союзного государства.

– Насколько экологический фактор, низкий уровень выбросов, влияет на конкурентоспособность продукции отдельных предприятий и экономики в целом?

– Несомненно, экологические нормы влияют на конкурентоспособность продукции белорусских производителей. С точки зрения внутреннего рынка следует отметить, что каждое предприятие платит экологические налоги. Подход простой и известный: больше выбросов – выше налоги. Конечно, для бизнеса это дополнительные издержки. Но, с другой стороны, и стимулы работать над экологизацией производств.

В уже упомянутом мною проекте Национального плана по развитию зеленой экономики содержатся механизмы повышения ресурсоэффективности хозяйственной деятельности. На внешнем контуре активные меры по снижению углеродоемкости продукции предпринимает Европейский союз. Так называемый механизм «углеродного» налога на импортную продукцию полноценно заработает с 2026 года. Конечно, в перспективе это новые ограничения доступа наших товаров на данный рынок. Для преодоления таких барьеров уже сегодня реализуется соответствующий план мероприятий, утвержденный Первым заместителем Премьер-министра Николаем Снопковым. Не вдаваясь в подробности, могу отметить, что ряд мер предполагает внедрение на предприятиях, находящихся в «зоне риска», технологических решений как по снижению потребления углеродного топлива, так и по сокращению выбросов СО2 в атмосферу. Однако важные стратегические резервы для нас в этой работе кроются в использовании наработок и учете негативного опыта тех стран, которые уже внедряют элементы климатической повестки в энергетику и смежные с ней отрасли.

С позиции краткосрочных перспектив для нас это идеальная возможность заработать «здесь и сейчас» на производстве энергоемкой, высокотехнологичной продукции и на поставках электричества. С точки зрения долгоиграющих проектов развития куда важнее использовать устойчивую выработку своей сравнительно дешевой энергии для удешевления собственной продукции и повышения тем самым конкурентоспособности реального сектора в целом.

Владимир Волчков, «Рэспубліка», 17 ноября 2021 г.