/ / Общественно-политические и в области права
06.10.2017

Законы для дрона. Летать нельзя запретить: когда появятся новые правила для квадрокоптеров?

Если раньше мальчишки мечтали о радиовертолетах, то сейчас все грезят о дронах – небольших беспилотных аппаратах, которые благодаря встроенной камере передают на экран планшета все, что «видят», и позволяют делать завораживающее фото и видео с высоты птичьего полета. Однако купить такую игрушку гораздо проще, чем легально ею пользоваться. Почему так?

Кукурузник коптеру не чета

Пару лет назад оператор молодечненского телеканала МКТВ и начинающий режиссер Иван Белков решил снять комедию – историю о двух незадачливых аферистах, которые выдавали себя за черных магов и брали у доверчивых граждан деньги за привороты и заговоры. Причем Иван замахнулся сразу на полный метр. А чтобы лента выглядела эффектнее, добавил несколько сцен, снятых с квадрокоптера, который начинающий режиссер взял в аренду у знакомого.

– Раньше, чтобы получить похожую картинку, операторы взбирались на крыши многоэтажек, пожарные вышки, что не только незаконно, но и опасно. Можно, конечно, арендовать кукурузник, но это тоже не выход: самолет трясет, картинка «прыгает», и никакие видеоредакторы не спасут. Поэтому, как ни крути, квадрокоптер ничем не заменишь.

Когда Иван снимал ленту, дроны были еще в новинку, и у парня даже мысли не возникло просить официальное разрешение на съемку. Сейчас ему пришлось бы сложнее: по закону оператор коптера, особенно если он преследует коммерческую выгоду, должен иметь допуск к управлению, пройти медкомиссию, заранее согласовать план полета – в общей сложности получить четыре сертификата. Проще отказаться от съемки, чем выполнить все условия, грустит Иван:

– Требований слишком много. Конечно, правила должны быть – например, не подлетать близко к людям. Читал историю, как в Германии открыли кафе, где квадрокоптер доставлял посетителям цветы и срезал гостье мочку уха. Так что я за нормы, но не такие жесткие.

Вещь есть, а правил нет

Глеб Бондарик

Зампредседателя Федерации беспилотной авиации Глеб Бондарик приходит на интервью с дроном в рюкзаке:

– Не успел выложить. Только что проводил обучение для сотрудников лесного хозяйства: с помощью коптера гораздо удобнее вести подсчет животных, обнаруживать браконьеров.

От прогресса не отмахнешься: сейчас дроны, или, как их называют профессионалы, беспилотные комплексы мультироутерного типа, есть у всех – и у лесничих, и у сотрудников МЧС. Это небольшое устройство может обнаруживать пожары и прорывы нефтепровода, участвовать в поисковых работах, следить, как идет строительство, «дежурить» на концертах и фестивалях. Год назад Глеб Бондарик по просьбе одного из белорусских банков первым в мире провел с помощью дрона инкассацию.

Примеров, где могут быть полезны коптеры, много. А вот с законодательством в этой сфере большие вопросы, не скрывает зампредседателя:

– Сейчас идет взрывной рост беспилотной техники. По данным нашей федерации, на руках у белорусов больше трех тысяч дронов. Но вокруг них – правовой вакуум. Причем не только у нас – во всем мире нет четкого законодательства в этой сфере. По Воздушному кодексу коптеры причисляют к беспилотным летательным аппаратам со всеми вытекающими: чтобы использовать устройство легально, владелец должен официально его зарегистрировать, а сам – пройти медкомиссию, получить допуск на управление, согласовать план полета. Но есть же разница между большим военным беспилотником и 600-граммовым дроном для видеосъемки? Получается, правила для всех одинаковые. Весной будет приниматься новая редакция Воздушного кодекса, мы выступаем за то, чтобы к беспилотным летательным аппаратам перестали причислять устройства весом до 25 килограммов. Тогда на каждый запуск коптера не нужно будет собирать целый пакет документов.

Правил, которые необходимо прописать, много. Например, федерация ратует за то, чтобы на концертах, фестивалях и спортивных соревнованиях, где дронов едва ли не больше, чем обычных фотоаппаратов, назначать начальника полета:

– Недавно на закрытии байкерского сезона мы провели эксперимент: назначили главного, который делил воздушное пространство на сектора и выделял каждому свой участок. В результате никто друг другу не мешал, и в небе был порядок.

Проблема и в том, что вопросы использования коптеров находятся на стыке интересов. С одной стороны – владельцы беспилотников, с другой – обычные жители, которые оберегают свою личную жизнь и не хотят, чтобы их снимали без разрешения. А с третьей – государство, ведь дрон, который летает не там, где нужно, может нанести серьезный удар по безопасности – например, помешать посадке самолета. Именно поэтому существует карта запретных зон, куда коптеры залетать не имеют права. Пока их 16: это Национальный аэропорт, некоторые посольства, административные здания. Скоро список расширится – запретных зон станет больше 260.

Как найти компромисс, который бы устраивал все стороны? Пока в этом деле больше вопросов, чем ответов.

До семи кг и меньше

Прояснить ситуацию должна новая редакция Воздушного кодекса, которая появится уже весной 2018 года. Проект документа – совместная работа Министерства обороны, Государственного военно-промышленного комитета и Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций. Один из разработчиков – заместитель директора Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Артем Сикорский:

– К нам в Департамент регулярно звонят владельцы дронов, спрашивая, где можно летать, где нелья, какие разрешения необходимо собрать. Надеемся, новый документ ответит на многие вопросы.

В проекте прописано, что к беспилотным летательным аппаратам больше не будут относиться коптеры весом до семи килограммов. Так что если режиссер Иван Белков решит снять с дрона следующий фильм, собирать коллекцию разрешений и сертификатов ему не придется.

Виктория Крупенькова, «Знамя юности», 6 октября 2017 г.
(фото – Виталий Пивоварчик)